Начало в прошлом





По мере того, как ты ждешь,
Мера ожидания увеличивается...


Конец света. В живых осталось лишь несколько тысяч человек в области России. Чтобы выжить люди собирались в группы. Но группы разделились, и теперь каждая владеет определенной частью оставшейся Земли. Первая группа составляла Православие, туда входили в основном женщины, от чего воцарился там церковный матриархат, они по-прежнему прославляли Библию и ее каноны, но только в более жесткой форме, подходящей к концу света. Они решали, кому есть, а кому нет. Мужчины стали для них лишь массой среди всех. Вторая группа - это люди леса, или как их называли Церковники-волки. Они жили в ладу с дикими собаками, сотрудничество приводило к разделение крова и пищи добытого совместно. Они выбрали для выживания лес, так как лес давал им кров, пищу, защищал от непогоды. Изначально они предложили всем жить в лесу, но Церковники посчитали это дикарством, и решили остаться за белокаменными стенами монастыря. Третья группа - собственники, в нее входила только одна семья, не пожелавшая ни к кому присоединяться. Это был домик на окраине Рублевки. Там жила молодая пар,и незадолго до конца света молодая хозяйка небольшого поместья родила сына. У них была вода, свой огород, дрова, и для них этого хватало. Им претило разбойничество диких волков и собственничество Церковников, поэтому лучшим для них вариантов было сохранять нейтралитет. Но для других они были просто изгоями. Им ни кто не хотел помогать, но все хотели их присоединить к себе. Время шло, новорожденному исполнилось 3 месяца. Спокойствие молодой семьи нарушил стук в дверь. За дверью стояли люди с Белокаменного монастыря. Их было человек пять. Во главе стояла большая женщина, очень похожая на барыню из детских книжек. Она по-свойски прошла во двор, огляделась. За воротами остались двое мужчин с оружием. К гостям вышла хозяйка с младенцем на руках, поприветствовала, и предложила войти, но барыня, посмотрев на нее, сказала только одно.
- Мы забираем вашего малыша с собой! – Тоном, не требующего возражений.
От удивления у хозяина двора отвисла челюсть, и в голове закрутились мысли, что это шутка. Но в данное время было не до шуток. Барыня уверено подошла к хозяйке и рывком выхватила ребенка. Девушка бросилась было за ребенком, но ей преградили путь две монахини. Ворота двора со скрипом закрылись. И хозяева остались одни, в полном неведении, что же произошло.
Прошло двое суток. От прежней гармонии и идиллии не осталось и следа. Хозяйка двора металась по дому, пытаясь что-нибудь придумать. До Белокаменной надо было идти сквозь лес, а там дикие собаки, не щадящие ни чего на своем пути-это была верная смерть идти этим путем, но другого выхода не было. Хозяйка была в таком непонимании и отчаянии, что, ни чего не взяв с собой, направилась прямиком в лапы дикой смерти. Голова была пуста, рассудок молчал, но сердце бешено колотилось, и стремление во что бы то ни стало вернуть родную кровинушку домой. На холмистой местности, где рукой подать до леса, она услышала приближающийся вой. Лапы с силой ударялись о землю, и набирали скорость. Девушка закрыла глаза и встала как вкопанная:
-Будь что будет...- В отчаянии прошептала она.
Дикие собаки, которых насчитывалось около десятка, с лаем и воем бросились к ней, но подбежав, обнюхали, слегка повизгивая завиляли хвостами, и сели подле девушки. Открыв глаза, она увидела спокойно сидящих собак, некоторые чуть дальше играли между собой, но ни одна не пошевелилась. Девушка с замиранием сердца прошла сквозь ряд собак и, стараясь не шуметь, пошла вперед, к лесу. В лесу, о ее прибытии, уже знал весь народ. Их встретил предводитель людей леса, старый друид. Он с почтением поприветствовал девушку, выслушал о ее горе. И сказал:
-Я могу вам посочувствовать и предложить остаться с нами, но помочь вернуть вашего ребенка мы не можем. Мы не можем нарушить и того шаткое перемирие с Белокаменными.
Девушка поблагодарила за щедрость их души, пошла дальше. В скором времени ее ноги ступили на каменную мостовую. Впереди закрасовались белые стены на фоне серого асфальта, от прежней красоты природы ни осталось ни следа. Подходя к главным воротам Монастыря, она остановилась, вздохнула, и с силой толкнула дверь. Изнутри послышался тяжелый скрип, щелкнул засов, и ворота отварились. Перед ее взором возникли люди с поникшими головами, старики, женщины. Из самого монастыря выходила не спеша та самая Барыня. Увидев девушку, она покосилась на стражу, и та немедленно закрыла ворота.
- Зачем пришла? - С гордо поднятой головой всхрипела Барыня.
- За своим ребенком - Робко, но уверенно произнесла девушка.
Барыня рассмеялась.
-Ты не понимаешь. Ему здесь будет лучше. Он вырастет в тепле, уюте и на законах нашей церкви.
- Пусть лучше он вырастет в гармонии, любви и понимании в своей семье.
Девушка обернулась и с грустью посмотрела на толпу собравшихся людей. В серых одеждах, сгорбленные, с поникшими головами и безнадежно грустными лицами, они исподлобья наблюдали за девушкой, которой хватило смелости возразить той, чьи слова являются милостью и праведностью для всех. К Барыне подошла прислужница с сыном на руках. Он был укутан в белую простыню, напротив Барыни стояла чаша с водой. И девушка поняла, что ее сына хотят крестить. Она ни чего против не имела крещения, но была за то, чтобы у людей был выбор. Девушка бросилась наперерез толпе и прислужницам, выхватила сына. Обернувшись, она увидела людей, стоящих на коленях и смотрящих на нее так, словно она последняя надежда. Ей их было жалко, но у каждого есть свой выбор. Переступая через людей она направилась к воротам. Барыня с удивлением на лице бросилась вдогонку за девушкой. Девушка выбежала на мостовую и увидела перед воротами мужа. Тот стоял в полном одиночестве, отчаянии, но с глубокой верой, девушка бросилась к нему. Плача она обняла мужа за шею.
-Пойдем домой. - Тихо, почти шепотом сказал он. И они направились вниз по мостовой, к лесу.
Сзади них бежала Барыня, с прислужницами, крича, и причитая:
-Вы не сможете его вырастить! У нас он будет в безопасности! Мы ему поможем!
Но это были для молодой пары лишь отголоски, они уже ни чего не слышали. Впереди них показалась серая масса, и эта масса настойчиво двигалась к ним. Через несколько минут очертания стали четче. Впереди шел друид, сзади него толпа лесных жителей. Они были серьезны, их движения резки. В лазах читалась решительность. Подойдя к молодой паре, друид улыбнулся:
- А мы шли вас спасать. Мы все едины! И мы не оставим человека в беде.
Барыня с прислужницами встали, как вкопанные. В глазах их читался страх. От такого неожиданного поворота событий они попятились назад. Через минуту от Церковников ни осталось, ни следа на мостовой. Солнце озарило людей, смех, улыбки.
Спустя полгода. Ребеночка покрестили, в лесу школу соорудили, собак на привязь посадили, ворота церкви для всех открыли...



Комментарии 0 ВКонтакте


Просмотров: 1698
Автор: Kattry
16 августа 2010 (10:53)
Рассказать друзьям

Вам также будут интересны:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
МЕНЮ
СЕРВИС
популярное архив сайта
МЫ ВКОНТАКТЕ
РЕКЛАМА
Запомнить меня